Классическая музыка «Щелкунчика»

Классическая музыка «Щелкунчика»Среди произведений позднего периода творческого пути Чайковского «Щелкунчик» занимает особое место: он не вписывается в сложившуюся в тот период традицию балетного жанра.

Для Чайковского этот балет также является новаторским сочинением, ключевым для понимания позднего стиля композитора, его идейных устремлений, поисков смысла жизни, нравственных оценок. Темы детства и смерти, красоты нравственного подвига и предательства — вот основные образные сферы музыки Чайковского.

Традиционно в русском балетном театре «Щелкунчик» воспринимался как оптимистическая детская сказка, а философский подтекст был скрыт под пышностью и красотой сценического оформления, волшебства в сюжете. Именно поэтому балетмейстеры всего мира постоянно обращаются к этому балету Чайковского, находя в нем все новые и новые аспекты и в сюжете, и в музыкальной драматургии. Поистине неисчерпаемы глубинные слои музыки Чайковского. Содержательная многослойность сказки Гофмана и ее музыкальное воплощение в балете Чайковского было замечено лишь в ХХ веке.

Сюжетная композиция не соответствует сценическому членению балета, сделанному Петипа: реальные сцены (исходная ситуация) и ночные сцены (начало самой сказки) им никак не выделены, что рождает противоречие между структурой сказки, сюжетом и композицией сценического действия.

Музыкальная же композиция складывается отлично от программы и либретто Петипа. Внешне следуя сценарию Петипа, Чайковский осуществляет иное музыкальное членение балета. В общей композиции балета заложено противоречие между музыкальным и сценическим планами, однако между музыкальным и сюжетным возникает полное соответствие.

Религиозно-мифологические представления в сюжете «Щелкунчика» связаны с двумя ключевыми и кульминационными в драматургии мотивами — «роста елки» и зимы (зимнего леса), выражающими философский подтекст музыки балета. Рост елки — это вхождение на небо, движение в иной, небесный мир (по древнему верованию — царство мертвых); зима — символ застывания, замирания, остановки в развитии, т.е. смерти — перед Конфетенбургом — своего рода подготовка к неземному миру, путь в который проходит через лес.

На несколько смысловых сфер подразделяется и содержательная структура «Щелкунчика»: детские сцены, сцены с взрослыми, фантастические, романтические, религиозно-пантеистические сцены, сцены масок-марионеток. Каждой сфере соответствует особая манера, приемы письма, лексика, поэтому стиль балета в целом — многозначен и основывается на влиянии и претворении различных культурных слоев и традиций.

Это культура XVIII века (детские сцены, неоклассические аллюзии, маски дивертисмента; танец пастушков — в духе культа галантности,); французская культура (взрослые сцены, интонации маршей Французской революции и мотивов французских народных массовых танцев; цитирование песен «Добрый путь, дорогой Дюмоле», «Каде Руссель», «Жирофле-Жирофля»); немецкая культура в дважды опосредованном преломлении (ритуальный танец «Гроссфатер» как отсвет образов любимого Чайковским Шумана в изображении бюргерства и филистерства.

Здесь кухни.

This Post Has 0 Comments

Leave A Reply